В редакцию газеты «Без бар′єрів»

Уважаемая редакция!

Долго собирался обратиться к Вам по вопросу, который меня волнует и которым я занимаюсь в силу своих общественных обязанностей – это проблема создания безбаръерной среды обитания (БСО) для маломобильной категории населения (МКН).

Я особо подчеркиваю слова «Безбаръерная среда обитания», ибо это означает, что доступными (т.е. полностью отвечающими требованиям государственных нормативов по доступности) для всех категорий МКН должны быть все объекты жилого, соцкультбытового назначения и дорожно-транспортная инфраструктура, а не отдельные, так называемые, «первоочередные» объекты.

Но сначала позвольте представиться.

Я, Гайдук Юрий Антонович, инвалид-опорник І – Б группы с 1992 года (хожу на костылях), Советник Председателя Донецкой областной организации инвалидов  ВОИ СОИУ, заместитель Председателя Комитета доступности (КД) при исполкоме Краматорского городского Совета, член Донецкого областного КД, автор и разработчик двух методических пособий – «По организации работы городских (районных) Комитетов доступности» и «Основы системного подхода к созданию безбаръерной среды обитания для маломобильной категории населения».

Вопросами доступности объектов занимаюсь с 2004 года, когда стал Советником Председателя ДООИ ВОИ СОИУ.

В этом письме я хочу коснуться двух, взаимосвязанных вопросов (из целого комплекса проблем, существующих в сфере создания БСО).

Первое – это наличие единого стандарта в оценивании степени доступности любого объекта общественного назначения (речь идет чисто об архитектурной доступности входа в объект, поскольку требовать в настоящее время соблюдения в действующих объектах принципов универсального дизайна нереально).

Второе – системный подход к созданию БСО для МКН.

І. Наличие единого критерия оценки соответствия общественного объекта требованиям государственных нормативов по доступности позволит, во-первых, получить ясную, однозначную картину состояния доступности среды обитания в конкретном городе, районе и области. А, во-вторых, наличие единого критерия позволит получить количественную оценку доступности объектов и покажет насколько предметно занимаются проблемой создания безбаръерной среды обитания для своих маломобильных граждан органы местной власти и местного самоуправления. В конце-концов – это позволит сравнивать состояние доступности в городах и регионах.

А критерий здесь один – государственный норматив по доступности (ДБН.В.2.2.-17-2006) и «Альбом технических решений…».

А там сказано, какова должна быть конструкция входных ступенек и пандуса, какова форма нормативных поручней на них; как должны выглядеть узел крепления поручня к стойке или к стене; какой ширины должен быть дверной проем; как и в каком количестве должны быть оборудованы и обозначены парковочные места для автомобилей под управлением инвалидов; как и где должны быть оборудованы туалеты для инвалидов на колясках; и т.д.; и т.п.

И если все будут руководствоваться положениями нормативов по доступности, тогда объект с ненормативными поручнями, пандусом, и т.п. – будет считаться частично-доступным, а не полностью доступным.

Такая жесткость нужна для того, чтобы перед тем, как делать эти поручни или пандус – и проектант, и строитель заглядывали в ДБН по доступности.

Есть еще один важный момент. Часто бывают случаи, когда пандус построить невозможно по техническим причинам: высокий цоколь, наличие подземных коммуникаций в месте расположения пандуса, и т.д. Объект маленький – магазинчик, аптека, парикмахерская, расположенные в нежилых одно – или двухкомнатных квартирах, с небольшим товарооборотом. Строить здесь подъемник нецелесообразно и экономически не выгодно для владельца объекта, поскольку подъемник – это объект повышенной опасности, для его эксплуатации необходимо содержать целую службу для надзора за техническим состоянием подъемника, его испытаниями и переиспытаниями и пр. Необходимо законодательно внедрить понятие «альтернативная доступность объекта».

Что важно для маломобильного гражданина и, в частности, для инвалида на коляске?

Получить услугу, оказываемую данным объектом: купить хлеб; рубашку; запчасти; лекарство; постричься и т.д. Эту услугу инвалид на коляске может получить двумя путями: или он сам лично приедет за услугой, или услуга придет к нему.

И вот положение, когда услуга приходит к инвалиду на коляске (я это дважды подчеркиваю), и есть «альтернативная доступность».

Не знаю, прав я или нет, но в подобных случаях я беру от владельца объекта письменное обязательство об оказании услуги на дому инвалиду на коляске, проживающему в доме, где расположен объект и в близрасположенных домах (справа, слева, спереди, сзади – по одному дому).

Понятие «альтернативная доступность»  (хотя такого понятия в инспекции ГАСК и в ДБН не существует) возможно применять лишь тогда, когда имеется полная картина доступности всех вышеозначенных объектов в городе, поселке или районе.

И в этой связи важным становится вопрос системного подхода к созданию БСО для МКН.

В этой связи, хотелось бы предложить Вашему вниманию опыт работы КД при исполкоме Краматорского горсовета по внедрению системного подхода к проблеме создания безбаръерной среды обитания. Возможно – это путь к решению проблемы.

C самого момента создания КД (февраль 2007 года) я, как зампредседателя КД от маломобильных граждан, настраивал и активистов инвалидного движения – членов КД и городскую власть на то, что проблему доступности в городе надо решать системно, а не выборочно, проводя мониторинг доступности отдельных (так называемых – первоочередных) объектов и выполняя обустройство элементами доступности только эти объекты.

Целый год ушел на то, чтобы создать общую базу данных объектов общественного назначения, которые требуют их обустройства элементами доступности.

В конце концов такая база была создана и на 01.01.2014 года она, с учетом ввода новых объектов в 2007-2014 годах, с учетом ликвидации одних и появлением других на месте ликвидированных, она выглядит следующим образом.

Всего объектов – 1932; в т.ч.

– объекты органов власти                                                                 – 31 (1,6 %)

– объекты соцзащиты населения                                                     – 4 (0,2 %)

– объекты пенсионного фонда                                                         – 1 (0,05 %)

– объекты почты и связи                                                                   – 25 (1,3 %)

– объекты ЖКХ                                                                                               – 14 (0,74 %)

– объекты здравоохранения                                                             – 82 (4,2 %)

– объекты культуры                                                                           – 28 (1,45 %)

– объекты образования                                                                      – 99 (5,1 %)

– объекты физкультуры и спорта                                                    – 4 (0,2 %)

– объекты торговли и общепита                                                      – 861 (44,6 %)

– объекты транспорта                                                                        – 2 (0,1 %)

– объекты социального назначения                                                           – 371 (19,2 %)

– финансовые учреждения                                                               – 92 (4,76 %)

– аптеки                                                                                                 – 81 (4,2 %)

– жилфонд, в которых проживают инвалиды на колясках        – 212 (11 %)

– объекты юстиции                                                                             – 25 (1,3 %)

Наличие общей базы данных на объекты позволило распределить эти объекты по формам собственности, что сразу же определило источники финансирования мероприятий по доступности этих объектов.

По состоянию на 01.01.2014 года картина выглядит следующим образом:

Всего объектов – 1932; в т.ч.

– объекты коммунальной собственности – 268 (13,9 %)

– объекты государственной собственности – 99 (5,1 %)

– объекты частной собственности – 1565 (81,0 %).

По этим данным видно, что из государственного (областного) бюджета требуется финансирование только 5,1% от общего количества объектов; из городского бюджета – финансируется доступность268 объектов (или 13,9% от общего количества объектов). И, внимание (!), на обеспечение доступности 1565 объектов (или 81%) не требуется ни одной гривны ни из госбюджета, ни из бюджета органов местного самоуправления, поскольку (если руководствоваться положениями статьи 26 ЗУ «Про основи соціальної захищеності інвалідів в Україні») обеспечение доступности этих объектов возлагается на их владельцев. Так, по крайней мере, можно было трактовать старую редакцию этой статьи. Мы, инвалиды, неоднократно просили расширить эту статью понятием «физическое и юридическое лицо – владелец объекта», однако вместо этого, Законом Украины от 22 декабря 2011 года №4213-VI из статьи 26 были исключены даже слова «незалежно від форми власності і господарювання», дающие хоть какую-то возможность воздействовать на владельца частного объекта, не имеющего грамотного юриста.

Все ссылки, предоставляемые различными органами и службами центральной государственной власти, о том, что понятие «физическое и юридическое лицо – владелец объекта» имеется в других статьях ЗУ «Про основи соціальної захищеності інвалідів в Україні» и этого достаточно – не выдерживают в практической деятельности никакой критики.

Усилиями членов КД за этот же период (2007-2014 гг.) было обследовано состояние соответствия нормативам по доступности всех 1932 объекта (100 %). В динамике это выглядит следующим образом:

– по состоянию на 01.01.2009г. – было обследовано 855 объектов (или 54,1% имеющихся на то время объектов).

– на 01.01.2010г. – обследовано 887 объектов (55,1%)

– на 01.01.2011г. – обследовано 1141 объект (72,9%)

– на 01.01.2012г. – обследовано 1474 объекта (92,5%)

– на 01.01.2013г. – обследовано 1704 объекта (99,8%)

Уже одно это является характеристикой того, как власть занимается проблемой безбаръерности в городе и, по крайней мере, она имеет представление об общем положении дел с доступностью объектов в своем городе. И это есть хорошо.

Их доступность по состоянию на 1 января 2014 года характеризуется следующими цифрами:

– доступны                                                                                  – 440 объектов (22,8 %)

– частично-доступны                                                                 – 689 объектов (35,6%)

– недоступны                                                                              – 803 объекта (41,6%)

В разрезе форм собственности получается следующая картина:

 

Доступные объекты

Частично доступные объекты

Недоступные объекты

Итого объектов

– объекты госсобственности

16 (16,2%)

34 (34,3%)

49 (49,5%)

99

– объекты коммунальной

   собственности

32 (12,9%)

187 (67,3%)

49 (19,8%)

268

– частной собственности

392 (25,0%)

468 (29,9%)

705 (45,1%)

1565

Как было сказано выше степень доступности объектов коммунальной и государственной собственности зависит от объемов финансирования программ по безбаръерности, закладываемых в бюджеты органов местного самоуправления и госбюджет.

Степень же доступности объектов частной собственности зависит от того, насколько будут действенны и законны рычаги воздействия органов государственной власти и органов местного самоуправления на владельцев этих объектов.

Приведенные цифры показывают, как не были бы скудны городские бюджеты органов местного самоуправления – состояние доступности коммунальных объектов самое лучшее – недоступны всего 19,8 % всех объектов.

Государство же доступностью своих объектов занимается хуже всего – недоступно 49,5% его объектов.

Но на общее состояние доступности в городе это сказывается не очень сильно в количественном смысле (из-за малочисленности этих объектов). Зато в политическом смысле это положение весомо – недоступны прокуратура, суды, милиция и ее подразделения, налоговая инспекция, юстиция и ее подразделения, и т.д.

Самое большое влияние на уровень доступности среды обитания в городах оказывают 45,1% недоступных частных объектов. И это самые посещаемые маломобильными гражданами объекты – аптеки, магазины, ателье различного назначения, парикмахерские, частные клиники, стоматологии, и т.д., и т.п.

Так что без создания серьезной законодательной базы в отношении владельцев частных объектов – все разговоры о доступности останутся разговорами.

Конкретно, кроме указанного выше дополнения к статье 26 ЗУ «Про основи соціальної захищеності інвалідів в Україні», необходимо внести дополнения в статьи 30 и 31 «Про місцеве самоврядування»:

– ст. 30, пункт б); подпункт 2 – дополнить словами «…нормативів по доступності», записанными после слов «… санитарных правил».

– ст. 31, часть 1; пункт б); подпункт 3 – дополнить словами «…нормативів по доступності», записанных после слов «…дотримання законодавства».

Уважаемая редакция!

Хотелось бы через дискуссию в Вашей газете получить информацию о том принятен (или непринятен) такой подход к означенной проблеме (в случае, конечно, если Вы сочтете нужным напечатать это письмо).

Можно также в дальнейшем обсудить вопрос сотрудничества инспекции ГАСК с представителями МКН в КД в условиях ныне действующего ЗУ «Про регулювання містобудівної діяльності» (обсудить один единственный вопрос – ввод в эксплуатацию объектов общественного назначения). Но это – по желанию редакции.

С уважением,

Советник Председателя ДООИ ВОИСОИУ                                                           Ю.А. Гайдук